Была сестра Цветаевой жива

Была сестра Цветаевой жива –
и много лет нас это чувство грело.
Казалась глубже неба синева,
рябина ярче осенью горела.
Жила Анастасия за двоих –
и за себя, и за сестру Марину.
Ни перед кем она не гнула спину,
и нрав ее был неприступно-тих.
К заутрене ходила, но в душе
носила с юности бунтарское клише!
Вы думаете, быть в родстве с огнем
возможно, самому не обжигая?
О ней твердили: «кроткая», «святая».
Она ж снимала нимб – ну, что ей в нем?
и вешала на гвоздике в прихожей…
Она была лишь на себя похожей.
А это – трудно! Ведь ее сестра
обрушивалась, словно Ниагара,
под тысячепудовым этим даром
чужих алмазов – гасла вся игра!
Быть вечно младшей и всегда второй,
казалось, суждено Анастасии…
И все-таки свое словцо порой
она вставляла в разговор с Россией.