Былое и думы (часть первая)

Введение:

В последнее время на стенах гаражей, котельных и ларьков, расположенных поблизости от моего дома, стали регулярно возникать надписи с открытой или замаскированной нацистской и пронацистской символикой. По этому поводу я (в конце августа с.г.) позвонил моему бывшему студенту, Станиславу Орленко, ныне работающему в областной газете – и указал на этот факт как на возможную тему для газеты. С. Орленко и фотограф Д. Лепилин оперативно отреагировали на мой сигнал, и полосной материал на указанную тему был опубликован С. Орленко попросил меня написать ещё что-нибудь, в том числе из моего прошлого, из воспоминаний; я выполнил эту просьбу, связав воспоминания с современностью, но этот (нижеследующий) материал он отказался печатать, хотя я для удобства разделил материал на две части и заранее согласился на купюры в тексте, ибо … это нам не Рио де Жанейро, а город yfi .

А теперь – к делу.

Я родился 06 апреля 1943 года, день в день с Александром Ивановичем Герценом, и тоже во время Великой Отечественной войны против недолговечного и вероломного союзника России (в 1812 году им был Наполеон Бонапарт).

Рядом с адкомом в начале 50-х годов, то есть ещё при жизни эффективного менеджера номер два товарища Джугашвили (напоминаю: «Джуга» по-грузински «сталь»), именуемого в дальнейшем «эфэм2» и не менее активного члена сталинского Политбюро, ценителя несовершеннолетних девочек товарища Берии («эфэм3»), в переводе же с мегрельского на русский: «Кацо, бери эту нимфетку, а я её …» размещалось райотделение милиции и МГБ. Очень хорошо помню, как я шёл с мамой (ныне покойной) по улице имени Ленина, мимо этих двух адмзданий занимать очередь за керосином..

Шло время, и в марте 1953 года эфэм2 отдал душу Сатане, а в июле того же года эфэм3 – тело на растерзание членам Политбюро. Эти два события поразвязали языки простым советским людям, и в августе того же 1953 года подруга моей матери, Клавдия Китаева, работавшая до 1952 года уборщицей в школе, где моя

мать работала словесником, приехала погостить в Боровск из Москвы, куда она уехала годом раньше работать по лимиту дворничихой (с предоставлением жилья). Она рассказала матери, что в феврале-марте 1953 года каждому дворнику был выдан секретный покамест текст лозунга, который дворник (или дворничиха) были обязаны тайно нарисовать на своём участке ночью такой лозунг (цитирую дословно): антисемитский лозунг.

То были недели интенсивной подготовки публичного повешения «врачей-вредителей» на Лобном месте, «стихийных» еврейских погромов и массовой депортации недопогромленных жидовок, жидов и жиденят в телячьих вагонах в те края, куда русский Макар постыдился бы загнать своих русских телят – по принципу д-ра Гёббельса: нагромождай обвинения и намёки, вдалбливай их в головы и не заботься о смысле и логике.

Сигнала, однако, не воспоследовало, а после сообщения об аресте английского шпиона товарища Берии Клавдия решила для себя, что хранить тайну, сообщённую ей одним из подручных т-ща Берии, уже не следует – а то, чего доброго, соучастницей прослывёшь! И она рассказала обо всём маме, да ещё и спросила у неё, как у образованного человека: что всё это значит? Мама прежде всего отправила меня гулять на улицу, а ответ … ясен ли он сегодня хоть кому-нибудь? Остался ли в живых спустя 56 лет хоть один боец невидимого фронта с метлой, лопатой, спецкисточкой и спецкраской (не знаю, выдавались ли и спецкистени или спецкастеты для окончательного решения еврейского вопроса?). Живы ли товарищи оперуполномоченные…?

Возможно, что кто-то и жив – рискнёт ли кто-нибудь сегодня разыскать его да порасспросить его об ЭТОМ нашем прошлом (только ли прошлом?) Наверняка где-то покоятся и спецперечни спецлозунгов, только по счастливой случайности не пригодившиеся милиции нашей, которая нас бережёт. Дадут ли историкам и журналистам доступ к ним?

Спрашивать об этом теперешние власти? Спрашивать ли и о содержании сегодняшних специнструкций «для служебного пользования»? «Захотела кобыла уксусу!» так говорила в таких случаях недорасстрелянная и недовыгнанная Фаина Георгиевна Раневская.

Вступление наше слишком затянулось. Ещё одно, последнее сказанье – и летопись окончена моя.

За семейным столом где-то в Италии собралось семейство Муссолини, и его внук спросил у Дуче: «Дедушка, что такое фашизм?», получив тут же за столом компетентный и лапидарный ответ: «Жри и молчи!» Однако ответ субъективен, и я предпочитаю формулировку Эрнеста Хемингуэя: «Фашизм есть ложь, изрекаемая бандитами».

А что такое суверенная демократия в теперешних суверенных странах?

Ответ на этот вопрос см. далее…

Грешен: не прислушался я к совету автора книги «Князь Серебряный», где ещё один российский эффективный менеджер насаждает суверенную опричнину в одной отдельно взятой за онлайн стране под названьем вау-все окей-шоу …

И сообщил по телефону одному из моих бывших студентов, ныне журналисту, о тайных знаках – но не по каналу ТВ 1-2-3-5-7…, а на улицах и в закоулках.

И – прямо в дни перед публикацией основанного на моём сообщении материала в том же микрорайоне возникла ещё одна надпись (на этот раз напротив старого зданьица, которое сейчас перестраивают в магазинчик два смуглых молодых человека): «Не покупайте у чурок!» и с неонацистской символикой.

Вот так: Кавказцы ремонтируют, славяне гадят.

Реставрируемое кавказцами зданьице было на излёте советской эпохи построено при «агитплощадке» в качестве кинобудки. Не помню, чтобы там духовно окормляли хоть кого-нибудь: талоны на сахар, водку, мыло плюс галопирующая инфляция позднего горбачевизма агитировали – через пустой желудок – куда интенсивнее.

Почерк надписи тот же – и графологический, и уголовно-политический. И тут я вспомнил, что тогда, когда выборы были хоть сколько-нибудь похожи на альтернативные, наш дом и многие окрестные дома были разлаписто и малограмотно исписаны агитацией Обычный чернопиаровский приём!

А нынче выборы стали формальностью: голосуй, не голосуй, всё равно… И писаки получают другое задание: разжигайте национальную рознь! Разводите это быдло, этих лохов угрозами: авось и сплотятся вокруг пастырей!

Это уже не игра с огнём, это, говоря словами Егора Гайдара, «политическое ядерное оружие».

Не решённые национальные проблемы погубили в своё время Османскую и Австро-Венгерскую империи, а в огне (к счастью – не ядерном) разжигаемой властями ксенофобии и спровоцированных ею войн сгорели национал-социалистическая Германия и «самоуправленческая внеблочная» посттитовская Югославия – да, отчасти и из-за бомб, которые сыпались в изобилии на эти две страны социалистического лагеря из самолётов ВВС США – сначала на Дрезден, потом на Белград. Американцам, представьте себе, не нравится социализм с концлагерями, этническими чистками, массовыми захоронениями. И – если у нас снова начнётся нечто подобное – мы опять будем, как Солженицын из вагон-зака, бессильно кричать конвоирам: «Обождите, гады, придёт Трумэн и сбросит вам на головы атомную бомбу» или вспоминать другого изгнанника, другого Нобелевского Лауреата – Иосифа Бродского: «Лучший вид на этот город – если сесть в бомбардировщик ».

QUO VADIS RUTHENIA? (лат) Люди, куда несетесь вы?

Василий Беляев