Архив рубрики: И смех и слезы

Утопи меня в грязных поцелуях…

Утопи меня в грязных поцелуях,

Пригуби чуть-чуть и оставь на утро.

Задуши скорей! Остановится пульс.

Утони в глубине моих глаз,

мы станцуем грязный вальс

и не надо пустых бессмысленных фраз,

только небу расскажу о нас.

Ударь меня так сильно

Ударь меня так сильно, как никого не бил

и если я невинная, ты не жалея сил,

убей меня морально.

Ударь меня так сильно, чтобы прошла любовь,

ударь по самому больному

и я уйду, стук сердца заглушив.

Ударь меня так сильно, как никого не бил,

чтоб, убежав, не смела я вернуться,

ведь странная любовь моя – печальная, как ива:

нет радости ни в свете дня, ни в силе мира,

а ведь хотелось жить, не сотворив себе кумира.

Ударь меня, ударь! Бей сильно!

Ведь ты не любишь так, как мне необходимо.

ПАРОДИЯ

Мы — горемыки и артисты,
Вам наготовили красот:
Стихов хороших – лет на триста,
А прозы – даже на пятьсот.

Игорь Жданов

Строчим без отдыха куплеты.
Мы успеваем там и тут.
Пускай завистники-поэты
Нас графоманами зовут.
Писательской томимы жаждой,
Творим шедевры в краткий срок.
(Попробовал бы Пушкин каждый
День сочинять по двести строк!)
Мы – мученики на Парнасе,
Всю жизнь прикованы к листу.
Но бремя снять — ни в коем разе!
Всегда мы на своём посту.
И несмотря на вопли-стоны
Хвалёных мастеров пера
Продукции печатной тонны
В год выдаём мы на гора.
Всё чётко делаем и быстро.
Достигли мы больших высот:
Книг наших хватит – лет на триста,
Макулатуры – на пятьсот!

Треба колись розридатись

Треба колись розридатись
Над гріхами своїми,
Торкаючись ран Ісуса,
Аби зауважити погляд
Отця милосердний,
Почути
Прощення слово,
Відчути,
Як Утішитель Святий
Обіймає тебе.

* * *
Коли плине
тремтяча долоня моя
Вздовж повитого терном
Чола
Господа мого,
Болісно прагну тоді
Поєднання в любові
Але ж
Стільки гріхів
До землі прикували…

Вічність шифрує свої таємниці

Вічність шифрує свої таємниці –
Вони у небесному сейфі.
Мовчать, чи тепер не існують провидці?
Все тоне в земнім фарисействі.
* * *
Хто ласо так допався до «корита»,
Украдене – народу не віддасть.
Шукати треба вихід з лабіринту,
Куди зманив нас не один Мідас.
* * *

Втрачається вміння читати,
Натомість приходять цитати:
Де лиш у цитатах поети,
Там кришиться суть-на фрагменти.

ФАШИСТКАЯ ГИДРА

На культуру денег не дают,
Без поддержки падает все ниже,
А неофашисты в рост идут.
Украина их снабжает, словно ближних,
Рекламирует вовсю неофашизм.
…Памятники нелюди свергают.
И куда девался гуманизм.
Нас в своем Отечестве поганят.
Чтоб нам жить, отцы пролили кровь
И победу над фашизмом одержали.
Почему же эта гидра встала вновь?
Чтоб в Отечестве рабами стали?

СКОРО ВЫБОРЫ

С собачкой зиму пережили –
Мы обходили каждый двор –
Там, где контейнеров вершины
Из мусорных торчали гор.
Находит часто – тот, кто ищет –
Бутылки – я, собака – пищу.
Но вот – чудная полоса:
Раз скоро выборы в Советы,
То мусора в помине нету –
Пошла борьба за голоса.
Уж нет роскошной той клоаки,
И кость волшебно не лежит.
И озадачены собаки.
И озабочены бомжи.
Да, скоро выборы нагрянут –
Весною ранней в аккурат.
И вновь из мусора все станут
Кого-то дружно выбирать.

Уравнивать орла и комара…

Уравнивать орла и комара
Способны только те, кто глухи, слепы.
В сияньи славы, доблести Петра
Еще видней ничтожество Мазепы.
И край Тараса, словно в страшном сне,
Забытой Богом кажется дырою.
Иначе ведь не скажешь о стране,
Где путают предателя с героем.

НА ТУСОВКУ

Из «Салона красоты»
Разношерстные клиенты,
Высоко подняв хвосты,
В париках выходят, в лентах.
Для питомцев дорогих
Постаралися крутые:
Шеи с бусами у них,
В ушках – серьги золотые.
Тушь на усиках, бровях.
И на зависть, удивленье
Присобачены в зубах
Драгоценные каменья.
Украшает когти лак –
Перламутр в узорах ярких.
Этих кошек и собак
Повезут на иномарках
На тусовку, а не в цирк –
Помолчим о вкусах, нравах:
Бизнесовые дельцы
Соревнуются в забавах.

ПРОЗРЕНИЕ

Небо почерневшее остыло,
Сумраком простор заволокло.
И воскликнул я: взойди светило!
И светило буйное взошло.
Мало справедливости под небом:
этот голодает, страждет тот.
Будь же каждый и здоров, и с хлебом!
И процвёл во благостях народ.
Ненависть – смертей и бед предтеча.
Я взмолился: хватит новых гроз!
И враги друг другу шли навстречу
И братались, не скрывая слёз.
Но коварен дьявол. Искушенье
наплодило мифов и химер.
И призвал я Божье Провиденье,
И во прах повержен Люцифер!
Доблесть, благородство и смиренье
торжествуют. И дружна семья
Божьих чад. Но леденит прозренье:
Господи! Ведь это – не Земля.