Архив рубрики: Новые имена

«Октябрь»

Октябрь начался неуютом –

Ну, прямо, с первого числа:

Уж столько в ветре хмуро-лютом

Непредсказуемого зла!

Он вмиг раздёргал луговины

И растрепал тотчас леса.

Как будто в чём-нибудь повинна

Святая бабья их краса.

И стало не на что в просторе

Смотреть, восторгом полня грудь…

Сияет слякотью во взоре

Ненужным сразу ставший путь.

Поскольку нам такие дали

До абсолюта не нужны.

Мы и без них уже устали

От управителей страны..

Такая хмарь!..

Аж боль к затылку!..

Но тут конец плохим вестям:

Пришёл сосед — принёс бутылку…

«Да ну их всех ко всем чертям!»

От гула беспокойного набата

От гула беспокойного набата,
Ото всего, что манит нас, губя,
Уйду в страну багряного заката,
Уйду в себя!
Пусть этот мир безумием охвачен,
В торжественной вечерней тишине
Лежит мой мир, он дивен и прекрасен,
Мой мир – во мне
Он весь из роз и белоснежных лилий,
Он красотой сияет неземной.
Гораций и божественный Вергилий
Всегда со мной.
Я слышу звуки вдохновенной лиры,
Латинский стих изваян в тишине…
Все тайны сфинксов, все загадки мира
Открыты мне.
От гула беспокойного набата,
Ото всего, что манит нас, губя,
Уйду в страну багряного заката,
Уйду в себя!

В ЭТОМ ГОРОДЕ ШЕЛ СНЕГ…

В этом городе шел снег.
По бульвару, в одном пальто.
Уходя из шагов в бег,
называя себя – Никто.
В этом городе был лед.
Замерзала зима на дне.
Этот лед до сих пор живет
и в тебе, и, наверно, во мне…
В этом городе был звон.
Звон разбитых сердец и рук.
И по льду – уходил Он…
И под снег – умирал Друг…
Лед кричал: Растопи! Разбей!
Снег, наверное, был немой…
Безразлично толпа людей
в безразличии шла домой.
Он рыдал.
И в его слезах были люди.
В одном пальто…
Без друзей.
Без любви в глазах.
Называя себя – никто…

ГОЛОДРАНЦЫ

Я помню прошлые года
И гордое стремленье наше.
Чтоб расцветали города
И люди жили лучше, краше.
Мы не гонялись за деньгами.
И цель лелеяли одну:
Уменьем, знанием, делами
Обогатить свою страну.
Скажите, почему болит
Моя душа и сердце стонет?
И истин каменный гранит
В безумье человечьем тонет.
Что ж, изменилась перспектива –
Необратимой стала новь.
И слово гадкое – нажива,
Сильнее стало, чем любовь.
Когда над честностью глумясь,
Бесчестность затевает танцы.
И тех, кто жил трудом гордясь,
Зовут с презреньем – голодранцы.
А если честен человек?
Не воровал, не исхитрялся –
Он также, как двадцатый век,
Ненужным за бортом остался.

ЧЕЛОВЕК

Творец земной красы, нетленной,
И миллионов умных книг,
Ты заглянул в глаза вселенной,
Но сам себя ты не постиг.
Ты обречен на месте лобном
Извечно роль одну играть:
Сквозь времена себе подобных
Идет сразить за ратью рать.
Тобой играет злая сила,
То властелина – то раба…
Нет, ничему не научила
Тебя кровавая судьба.
Бессмертье, знаю, обретешь,
Нет смысла жить в себя не веря,
В душе ты Каина убьешь,
Чтоб обрести дух Прометея.

ВРЕМЕНА

Жуткие настали времена
Был бандит из злобы и из горя,
А теперь смиренная страна
Лаврами обвешала героя.
Посудачит по углам народ,
Старики над пенсией поплачут.
Что вздыхать? Ведь знают наперед,
Не спасут их чудо и удача.
Кто в ученьи мудрость постигал
И по жизни не ломал, а строил,
Кто в Чечне за дружбу погибал,
До сих пор не возведён в герои.
Дикие настали времена,
Что ни день, то новая реформа.
Чтит не тех родимая страна,
На челе её венок из тёрна.

Ночь

Ночь! Разожгу костер воспоминанья
С альбомом сяду у его огня
И загадаю три святых желанья,
Чтоб муж был рядом, дети,внуки,я.

На фото дочь с пушистым белым мишей,
В нарядном платье с розовым бантом,
Вот уже месяц не звонит, не пишет
Друзья, учеба…письма – на потом.

Сын с днем рождения забыл поздравить
Семья, работа – видно не успел,
А может болен и не смог отправить?
Ну не поверю, что не захотел.

На крыльях доли разлетелись дети…
С мечтой о внуках и большой родне,
Нить одиночества плетет ночами сети,
Что держат мысли в душной западне.

Жаль, нам звонят тогда, когда нужны мы;
Плечо подставить, выслушать, помочь,
А мы все ждем, любовью одержимы
И боль разлуки не уходит прочь.

Когда на сердце трещина

Когда на сердце трещина,
Любви не сохранить:
Не захотела женщина
С хорошим мужем жить.
Наговорила гадостей,
Все вещи увезла-
Но стало в доме радостней,
Прибавилась тепла.
Другая же, гонимая,
Была верна, умна,
Ни капли не ценимая,
В слезах ушла она.
Не тронула ни перышка,
Гвоздя не унесла –
Но дом лишился солнышка, Уюта и тепла.

ВЕЧЕР ПАМЯТИ А. БЛОКА

Мы шли на вечер – прикоснуться
Еще раз сердцем горячо,
В наследье Ваше обернуться,
Вздохнуть неслышно за плечом.

Но кто-то не совсем приятно
Остановил души восторг.
И начался какой-то торг
За Вашей частной жизни факты.

Вот и постель уже примята
Прелюбопытнейшей рукой.
Стихов не слышно аромата,
Но женский ловится – духов.

Попали мы на растерзанье
Интимных Ваших сцен и встреч.
Какое милое вниманье –
Чужие радости стеречь!

Они за вечер подустали
Корить вас вдоль и поперёк
За все излитые печали
В небрежно брошенный платок,

Но их была всего лишь малость.
А зал нас слушал, не дыша.
И наполняла сердце жалость,
Что так несведуща душа.

Восстала раненная нежность,
Открыв вновь тайну дивных строк.
И сквозь столетья безмятежно
С портрета улыбался А. Блок.

Свеча роняла тихо слёзы,
И слышен был нам каждый вздох.
А в зале блоковские грёзы
На стыке пели двух эпох.