Архив рубрики: Новые имена

Явив плетенье непростое

Явив плетенье непростое,
На ветках дремлют кружева.
Дневной упившись суетою,
Трепещет сонная листва.

Как капли, падают мгновенья
В извечный бытия хрусталь.
И, подустав от напряженья,
Гудит натружено рояль.

Пусть день, расставшись с обещаньем,
Неловок и немного груб.
Но зреют робкие признанья,
Замыслив вдруг сорваться с губ.

И в ожиданьи стынут свечи,
Дрожа в обрывках чьих-то слов,
И ветер падает на плечи,
И стонет в клавишах любовь…

ВЕЛИЧИЕ ЭПОХ

Истории седые параллели,
Эпох Великих версты и мосты…
Познать глубины многие хотели
Но, кто достиг вселенской высоты?
Столичный Чигирин врачует раны,
А тихий Тясмин тянется к Днепру…
Здесь в камышах витает дух Богдана
И булава сверкает на ветру…
Столетия уходят за пределы,
И море утекло в Днепре воды…
А тропы меж Черкассами и Смелой
До этих дней хранят Его следы.
Великий Гетьман – сын земли и славы!
Объединил казачий, славный род.
Он воссоздал могучую Державу,
За ним пошёл украинский народ…
Добыты кровью многие Победы,
Успехи не затмили добрый свет.
Однако с громом надвигались беды,
Союз был нужен и святой обет.
И вот настал тот час объединений –
Переяславский сход, народов двух!
Богдан Хмельницкий – думающий гений,
Он в дружбу верил, чтил славянский дух!..
Усвоили славяне не однажды,
Что значит вместе, когда сжат кулак.
Историю в душе лелеет каждый,
А это видно – эпохальный знак

На мокром асфальте аллеи

На мокром асфальте аллеи
Ковер пестротканый лежит.
Кленовые листья желтеют
Обрывками писем чужих.

Таких, что на память не прячут,
Прочтут и сейчас же порвут.
И долго в отчаяньи плачут,
И Бога на помощь зовут.

ПАМЯТНИКУ А.С.ПУШКИНУ В ЯЛТЕ

В Ялте стройка день и ночь, — лезут в центр высотки,

власти землю продают, им ведь нелегко.

Я вчера заночевал у моей красотки,

а сегодня ни копья, даже на пивко.

Реченька, журчи, журчи, — ворожи, речушка,

депутатами забит ялтинский Парнас,

я конечно никакой, миль пардон, не Пушкин,

«Гений чистой красоты» — это не про нас.

Здравствуй, Пушкин, бронзы четверть тонны,

Ты над речкою и я, места хватит нам,

говорят, что ты и сам, пьяный и влюблённый,

попадал, как под каток, подлым временам.

Ты при жизни не бывал в деревушке Ялте,

не всегда к Тебе добры чернь была и знать,

а теперь Тебе – бульвар! – да и сам – пожал-те! –

всё меняется, браток, нам ли то не знать.

Вот такие времена, вот такое время,

низко кланяюсь Тебе, только не перечь, —

это Ты, мой Пушкин А.С., заронил то семя

от которого пошла вся родная речь.

Нам пилюлю, знать, Тобой власти подсластили,

по понятиям по их – красть, так миллион!

Эх, деревьев вековых целый парк спилили,

понастроили дерьма веку в унисон.

Знал и Ты, как тяжко жить низкой жизнью, стадной,

необузданно хитра прохиндеев прыть…

Я над речкою стою, речкой Водопадной –

есть теперь куда прийти, с кем поговорить…

ВСТРЕЧА В САДУ

Нет, тобой я давно не болею,

отлегло уже, всё, извини.

Только что привело на аллею,

где весной коротали мы дни?

Да, встречаться нам больше не надо,

уходи , ведь давно не держу…

Здесь, в аллеях тенистого сада

я по листьям опавшим брожу…

ГОРОДА

Любите, люди, крепко города,

Цените их, как цените друг друга,

Они ответят безднами труда,

Как вам ответит верная супруга.

Любите сталь, чарующий бетон,

Стекло, кирпич, цемент и штукатурку,

Как Амфитриту любит Посейдон,

Любовь нужна рабу и полудурку.

Любите улицы и выхлопы машин,

Деревья, что растут в закрытых парках,

И на асфальте след от черных шин,

И надписи-граффити в темных арках.

Чем яростнее будете любить,

Тем ближе к городам подступит ночь,

Чтобы любовь такую утолить,

Придется всем бежать оттуда прочь.

ЛЮБЛЮ И ПОМНЮ

Что мне весна, коль рядом нет тебя,

Что мне цветы, коль я тебя не вижу,

Что мне стихи, ведь я тебя не слышу,

И сердце бьется, о тебе скорбя.

И ты ушел, так рано оборвав

В душе моей к тебе тянулись нити,

И ты ушел, мне слова не сказав,

Быть может, на меня ты был в обиде?

Ты знаешь, каждый миг и каждый час

Я о тебе все время вспоминаю,

Когда за руку дочь беру и с ней гуляю.

Я знаю, ты гуляешь возле нас…

ГОЛГОФА

Нейрохирургии детская больница…
На страданье крошкам суждено родиться!
Бедные младенцы принимают муки.
За грехи людей здесь кровь бежит на руки.
На руки хирурга.

Голгофа…
Голгофа!
Голгофа!!
Голгофа!!!
Страданье Христа!.

Голгофа…
Голгофа!

Безумною болью скривились уста.

Голгофа…
Голгофа!
Голгофа!!
Голгофа!!!
Здесь Мать под крестом
Рыдает о сыне своем,
О Сыне своем.

Радость материнства, радость ожиданья
Превратилась в чашу горького страданья!
И безумной болью Ей пронзило сердце,
От креста ребёнка никуда не деться!

Голгофа…
Голгофа!
Голгофа!!
Голгофа!!!
Спасенье Христа!..

МОЙ МАЯК

Я старше прошлого
во много раз,
Взрослей душой, чем мир
земной.
На новой родине живу сейчас,
Но старая по-прежнему со мной.
Как часто в суете мирских забот,
Сомнений веских
в горестном кругу,
Нередко образ светлый
предстает
Страны, в которой
мысленно живу.
Моей мечты далекой
вещий свет
Не оттеснить, покуда луч тот жив.
С судьбой Отчизны
я до тризны слит.
Хотя коварен мир вокруг,
фальшив,
Надежды нет, меня окутал
мрак –
Но что, как не надежда,
мой Маяк!

Гудел соборным басом бор

Гудел соборным басом бор,
Вещали сосны, как друиды.
Я думал: до каких же пор
Терпеть мне дрязги и обиды?
Доколе, чтоб забыть их визг
И то, что в жизни нет просвета, –
С друзьями напиваясь вдрызг,
Латать талант и тело – Летой?
Пора уж что-то начинать,
от прежней скуки отрезвляться,
Поштурмовать всерьёз печать,
Сменить старь чувств и декораций.
Пора найти свой новый скит,
Здесь бросив всё к чертям собачьим!
Нельзя ж весь век лишь прошлым жить
И тяготиться настоящим!