КИЕВ МОЕГО ДЕТСТВА

А городского детства колыбель
вся в трещинках квартирного вопроса.
Война закончилась, но тихо крались в дверь
нюансы коммунального допроса.

Страна болела культями души,
мокрели сны под утро на подушках,
жирели, как водилось, торгаши,
народ пил водку, заедал частушкой…

И те, отцам которых повезло,
могли на переменах подкормиться,
делясь по-братски с теми, кто не ел…
Мир детства был далек от взрослых дел,
и подлецов – казалось – единицы…