КОГДА МЫ ПОБЕДИМ

Там, где болота и леса кругом,
Там мой отец, мечтая о Победе,
Погиб под Вязьмой в том сорок втором.
Отец был технарем обыкновенным.
Худой, красивый, молодой еврей,
Но грянула война – и стал военным,
И получил он звание старлей.
На Белорусском марш играли трубы;
Принес бутылку брат прощаться с ним.
Разбив ее, отец сказал сквозь зубы:
«Мы выпьем, брат, когда мы победим!»
Бомбежки становились все страшнее –
Так начался отсчет военных дней.
И рылись поперек Москвы траншеи –
Траншеи для спасения людей.
Под небом неуютным, не укромным,
Под гул сирен и под фугасов вой
Траншея стала мне родильным домом.
Когда войны шел день сороковой.
Страдания и боль тех дней не взвесить,
У всей страны была одна беда;
Отец меня увидел через месяц –
И в тот же день расстались навсегда.
А в сорок пятом, помню, как с цветами,
Бежала я, крича: «Войне конец!» –
В тот день моими детскими глазами
Победу все же встретил мой отец!
Мы – те, кто родился в окопах века,
И знаем – это нужно всем живым,
Чтоб память о погибших не поблекла,
Чтоб пели ветры реквием по ним.