КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ

К тебе спешу, как прежде, я
Побыть среди родных людей,
О площадь Красная моя! –
Прекрасней нету площадей.
Не в силах я тебя воспеть –
Давно разобраны слова.
Но буду я, поверь, и впредь
Тебя любить, пока жива.
Ты провожала в бой полки,
Встречала храбрых сыновей,
И взмах гагаринской руки
Навеки в памяти моей.
Слыла истоком всех начал,
Текла рекой без берегов,
И был открытым твой причал
Для всех друзей – не для врагов.
Но как же вдруг случилось так, –
Ответь нам, площадь, не молчи, –
Что ты без боя и атак
Иуде вверила ключи?
Исчез бесследно караул,
Сменив набег чеканный шаг. –
Смеялся пьяно Вельзевул,
Спустив на башне алый флаг.
На Красной площади туман –
Потухли мрамор и гранит.
На Красной площади обман
Который год уже царит…
Здесь нечестивцы правят бал,
Над славой Родины глумясь.
И, обнажив зубов оскал,
Ликуют бесы не таясь.
На Красной площади беда –
Не скрыть нам, братья, свой позор.
И лишь еловая гряда
Глядит сурово на разор.
В тоске и горе ели ждут,
Когда труба споет «подъем»,
И мы воздвигнем здесь редут,
И победим или умрем.
И обласкает нас кумач
Весенним трепетом знамен…
О где же ты, лихой трубач,
Из гордых, песенных времен?
Пора бы вздыбленной стране
Швырнуть штандарты на гранит
И в наступившей тишине
Услышать звонкий стук копыт.
Увидеть, что к рядам орлят,
Не уронивших честь в огне,
Любимый маршал на парад
Спешит на белом скакуне.
Эх, взять бы нам под козырек,
С восторгом выдохнуть «Ура!» –
Но седоку и невдомек,
Что сдали площадь мы вчера.
Не поднимается рука…
(И ты и я стыда полны).
И в рапорте свинцом строка:
«Товарищ маршал, нет страны».
Мы сдали все, за пядью пядь.
На карте – черное кольцо.
О, если бы могли Вы встать –
Призвать к ответу подлецов!