ПИСЬМА

В сгоревших письмах юность отпылала,
Ну, и, наверно, первая любовь,
А позже жизнь – лишь только догорала,
Что можно в пьесах лишь увидеть вновь;
Узнать всю правду о ее кумирах,
А с нею вместе – тысячу чудес:
Что никогда ведь не было Шекспира,
И в Пушкина не целился Дантес;
И Дездемону не душил Отелло,
И Ленский после выстрела… «воскрес».
И Пушкин не был ведь «большим поэтом» –
Так думать просто Сталин приказал,
А это же «встречать с приветом»
Приучен был стомиллионный зал!