Повесть

Не давайте святыни псам и не бросайте
жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они
не попрали его ногами своими
и, обратившись, не растерзали вас.


( Евангелие от Матфея. Глава 7, 6.)

Исчез Слава Ястребов в понедельник с утра. Пока жена спала, пошел в сторону картофельного поля и не вернулся. Последним его видела соседка. Она возвращалась из магазина и заметила, что свернул Ястребов в сторону реки, где «московские умельцы» четвертый год сеяли картофель для изготовления чипсов.

Жена – крымчанка, вывезенная Ястребовым из Симферополя, куда он ездил подрабатывать в бригаде строителей, начала волноваться к обеду. Она вышла на дорогу, затем направилась в сторону магазина, потом вернулась, послонялась по двору, наконец, вошла в дом, надеясь, что зазвонит мобильный и муж объявится. Однако муж, словно сквозь землю провалился.

Соседка хоть и не любила приезжую красавицу Любашу, тем не менее, общалась с ней. В небольшом поселке Карасевка, что в ста пятидесяти километров от Москвы, долго зла не держали, ссоры забывали быстро, а если ругались, то ненадолго. Бригадирша, так звали в округе бывшего бригадира совхоза Наталью Сачкову, заметив через окно, как мечется по двору Любаша, позвонила ей. Рассказала, что видела, как Слава направился в сторону реки.

– Был, правда, без удочек, – заметила Бригадирша, – и, кажется, очень злой.

Всегда здоровается, а тут ноль внимания. Люба разрыдалась в трубку и стала просить Бригадиршу пройти с ней до реки, поискать Славу вместе.

– Хорошо, Люба, сейчас разыщу валенки, потеплее оденусь и зайду за тобой. Оденься и ты хорошенько. Вон сколько за ночь намело. Говорили, март теплым будет, а тут черт попутал – за полтора суток по коленки намело. Видишь, поселок расчистили, а к реке ни один трактор не сунулся. В какой раз Наташку выбираем, а толку, как говорится, с гулькин…. Ничего кроме показухи она делать не научилась. Бригадирша намеренно не пощадила Любу, зная что та в подружках у председателя поселкового совета.

Два года назад председательша по просьбе Ястребовых оформила им небольшой поселковый кусок земли, который одной частью прилегал к территории Бригадирши. Пока земля была ничейной, она и Бригадирше не нужна была. А когда поселковый кусок земли перешел в собственность соседей, Бригадирша взъелась: пошла жаловаться районному начальству, писать жалобы. Но вскоре плюнула и попросту перестала здороваться с Ястребовыми. Но надолго в поселке злоба не прописывалась. Соседи все-таки: то присмотреть за домом попросишь, то что-то требуется по хозяйству, а то и попросту денег одолжить…. Через год помирились.

Слава построил на выделенной земле большой сарай и со-ору¬дил в нем мастерскую. Если раньше к нему за помощью обра¬ща-лись в токарный цех совхоза, то сейчас шли прямо домой.
Умельцем он был превосходным. Какими только спе¬ци¬аль-ностями не владел! Был первоклассным автомехаником, токарем, водопроводчиком, плотником и столяром, чинил обувь, занимался ремонтом одежды. Одно время даже пиротехником в цирке работал. Но Люба приревновала к циркачкам, и пришлось разъездную жизнь закончить. Впрочем, в это время и о Любе пошли разговоры.

До свидания, Вячеслав Иванович. Не забывайте про вита¬ми-ны. Она протянула апельсин и опять засмеялась своим заливистым смехом. Рада, что мы познакомились. До послезавтра.

– Подождите, – настойчиво сказал Ястребов. – Вы говорите, пре¬подавали историю?
– Да, а что? – удивилась Валентина.
– А кто, с вашей точки зрения, у нас лучший историк?
– Историков много: Карамзин, Ключевский, Погодин… Но я больше всех люблю Сергея Михайловича Соловьева.
– А почему именно Соловьева?
– Соловьев прекрасно знал древние языки и соответственно античную историю. Одно время его в Московском университете го-то¬вили занять кафедру римской словесности, но он решил посвятить себя отечественной истории.

Как только Валентина заговорила об истории, она словно переродилась. На лице появилась строгость, собранность, и из прос¬тушки и хохотушки она на глазах превратилась в настоящего учителя.

– А можно почитать Соловьева? – попросил Ястребов. – А то в потолок надоело смотреть. Я уже всех мух пересчитал.
– Хоть все десять томов, – рассмеялась Валентина и пообе-ща¬ла принести в следующий раз несколько книг по истории.

Расставшись оба почувствовали удовольствие от встречи. Ястребов радовался, что у него появилась названая сестра, а Ва-лен¬тина хоть и поняла, что в конце Ястребов ей устроил экзамен по истории, но в целом была довольна, что спасла хорошего мужика и, кажется, порядочного человека.