САД ЧУДЕС НАЦИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ

Наверное, будущим историкам покажется весьма странной картина украинской национальной идеологии начала ХХІ века, т. е того, что наблюдается в наши дни.
С отдаленной позиции, очевидно, все будет выглядеть приблизительно так. В силу обстоятельств Украина обрела независимость, на которую еще десять лет до того вряд ли кто-нибудь мог реально рассчитывать. Получив такой царский подарок судьбы, граждане свободной страны, должны были бы направить все усилия на сохранение этого статуса и построение того счастливого будущего, которое теперь полностью находится в их собственных руках. За-бота о будущем, если стоять на позиции здравого смысла, имеет несомненный и бесспорный приоритет над всеми прочими соображениями.

На пути этого будущего, к счастью, нет препятствий, требующих кровавой борьбы и жертвенных усилий. Нет серьезных территориальных раздоров или, скажем, того катастрофического раскола общества, который образовался в России… Но почему-то с первых же дней независимости наиболее заметным явлением идеологической и политической жизни Украины стало острое и наступательно критическое отношение к своему важнейшему соседу – Рос-сии, основанное на якобы резко отрицательной роли последней в исторической судьбе Украины. Оно превратилось в системную и энергетически насыщенную доктрину, в результате чего светлые перспективы независимого государства постепенно начали обрастать различными проблемами.

«Но ведь разве можно забыть прошлое! – воскликнут те, кто поддерживает данную идеологию. – В нем накопилось столько обид и оправданных претензий! Неужели можно это отбросить?»

Все зависит от избранных приоритетов. Если действительно думать о перспективе, существует только один путь: оставить горькие эпизоды будущим, более объективным историкам и начать от-ношения с чистой страницы. В прошлом, действительно, было не-мало столкновений интересов, драматических и трагических событий, но это были другие времена и другие люди. Прошлое никогда не забудется, и из него извлечены уроки. Сейчас главное – не создавать новых препятствий.

К сожалению, существует немало граждан Украины с какими – то иными приоритетами. Их выражает влиятельная прослойка украинского общества, для которой, как это выглядит, важнее всего показать, что Россия всегда была врагом Украины и остается им. На это направляются усилия и жар души многочисленных историков, филологов, писателей и журналистов, так что у СМИ «національно свідомого» направления все это приобрело характер сверхцели.

Стало как бы непререкаемой истиной положение, что Россия вынашивает планы новой «колонизации» Украины, хотя никаких подобных заявлений с ее стороны никогда не было. Довольно быстро вошла в широкий обиход лексика, представленная, например, таки-ми выражениями, как «оккупанты», «порабощение», «колониальные времена», «зросійщення», «имперские интересы» и т. д., которая считается отражением наконец-то добытой исторической правды. Враждебное отношение к России получило статус некоего обязательного минимума украинского патриотизма. Разумеется, нашлись и рыцари русофобской страсти, прославившиеся, например, переименованием во Львове улиц им. Пушкина и Лермонтова. Короче говоря, закрепился совершенно недвусмысленный образ врага, так что се-верный сосед воспринимается «сознательными» украинцами только в этом смысле.
Перед взором творцов национальной идеологии открылись сверкающие высоты новых ценностей, возникших на месте поверженных заблуждений, особенно таких, как интернационализм и дружба народов. Слово «национальный» стало более священным, чем когда-то «классовый» и «пролетарский». Появились авторитетные афоризмы, вроде: «У государств нет друзей – есть только интересы», подкрепившие фундамент новой идеологии. Вся прошлая трактовка восточнославянской истории, разумеется, была с презрением отброшена как идеологическое оружие оккупантов. Сразу стало понятно, что великая правда камня на камне не оставляет от злонамеренной и чудовищной имперской лжи – ведь на самом деле все в этой истории обстояло прямо противоположным образом.

Итак, попытаемся ответить на вопрос, какими же приоритетами руководствуются пламенные националисты – авторы идеологии с использованием легенд русофобского содержания. Трудно увидеть что – либо другое, кроме стремления к мести путем создания отрицательного образа соседнего государства. Но понимают ли они, что это не поможет построению благополучного будущего, особенно присоединению к европейским структурам? Европа не спешит связываться с теми, кто может втянуть ее в военный конфликт, и это не может не доходить до сознания политиков. Остается сделать вывод, что на-званный выше приоритет обладает чрезвычайной важностью, позволяющей отодвигать на второй план все прочие соображения. Таковы, выходит, странности человеческой психологии.

Предположим, что подобная реакция на прошлое крайне необходима для национального сознания. Но, может быть, выразив все обиды и претензии, следует, наконец, успокоиться и сосредоточиться на проблемах будущего? Оказывается, с ходом времени это становится все труднее сделать, поскольку события развиваются по законам жанра. Накапливаются взаимные уколы, резкости, обвинения, все более разрабатываются вышеуказанные легенды, так что образ врага становится все более черным и бесспорным. Все политические акции соседа трактуются только в свете несомненных враждебных намерений. Если он, скажем, отказывается взимать штраф за недобор газа, никто из «сознательных» политиков не спешит отметить это как дружественный и гуманный акт. Нет, за этим, конечно же, стоят какие – то коварные замыслы. Пишутся тенденциозные произведения, выпускаются соответствующие учебники, воспитываются «сознательные» граждане – будущие бойцы. Закон жанра таков, что конфликт легко начать, но трудно прекратить. С ходом времени борьба становится смыслом жизни, и вопрос о ее целесообразности уже просто не приходит в голову. Так не лучше ли вовремя остановиться?

Грустно наблюдать, как Украина делает себе врага своими руками и фактически на пустом месте. Очевидно, в будущих учениках социологии это станет ярким примером того, как можно создавать проблемы из ничего.

Трухин Игорь