ВСТРЕЧИ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

Предсказав Пастернаку травлю, я, увы, оказался прав. Хотя он от нобелевки и отказался, все равно его не простили. Умер в состоянии полного остракизма. Но его похороны превратились в грандиозный общественный протест. Хоронили на кладбище в Переделкино. За гробом шли толпы людей. Казалось, что столько же, сколько было на похоронах Сталина. Думаю, большинство пришедших его стихов не читало, а своим присутствием протестовало против ненавистных властей. Он был провидцем и свою смерть очень точно описал:

Я вспомнил по какому поводу
слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
шли по лесу вы друг за дружкой.

Он только не написал, что лётчик со звездой Героя на груди взобрался на плечи своих товарищей и громко закричал: «Сволочи! Подонки! Гениального поэта замучили!». Это был приговор строю, начало его конца. И судьбу любимой женщины он точно предсказал.

После его смерти её судили и посадили. За то, что она его рукописи передала за границу. Но не каким-то «идейным врагам», а итальянской прокоммунистической газете. Казалось бы – абсурд. Но строй, догнивая, источал омерзительный смрад. Осуждена была не только любимая женщина, но и её дочь от первого брака. За то, что не донесла на мать. Приговор абсурдный — ведь недоносительство на ближайших родственников не преследовалось законом. В перерыве судебного заседания я сказал об этом адвокату. А он в ответ: «Если заявлю протест, меня завтра же отстранят от дела, и процесс будет вести назначенный адвокат. То есть она фактически останется без защиты». Но и с его защитой девушке влепили по полной программе.

А. Муратов