ЗАМАЙДАНИЛИСЬ

Через 67 лет после разгромов фашистских режимов в Германии и Италии новогоднее факельное шествие стало явью в столице независимого украинского государства.

«Не сотвори себе кумира», как говорится в Библии, но человеку, особенно в молодости, по своей природе свойственно иметь в качестве примера для подражания некие духовно созвучные ему исторические Личности. В политике это свойство находит отражение в запечатлении на знамёнах радикальных, как правило, партий портретов своих духовных наставников и установлении им памятников.

Нежданно-негаданно получив из рук, раздираемой внутриполитической борьбой и обескровленной мировой экономической ситуацией, Москвы жезл на самостоятельное управление своей теперь уже державой, причём в самых обширных за всю её историю границах, Украина «опьянена» от воздуха Независимости.

Всё ещё не веря в невозвратность воскрешения Советского Союза, украиноязычная интеллигенция и те массы, которые были, по большей частью, несправедливо обижены советской властью, а также примкнувшие к ним «попутчики» начали ожесточённо и достаточно суетливо возводить идеологические и психологические баррикады. Проснувшийся дух национального самосознания, желание разобраться и очиститься от жестокостей сталинизма, приблизиться к общеевропейским демократическим стандартам были использованы радикальными партиями и их лидерами для разжигания истерии против всего «советского» — с правого фланга, и желания сохранить дух «пролетарского интернационализма» и образ Сталина как «вождя всех народов» — с левого фланга.

Тремя основными «китами», на которых спешно возводятся «защитные» сооружения, являются: Язык (мова), Голодомор, репрессии.

Положения статьи 10-й Конституции Украины гласят: «Государственным языком в Украине является украинский язык. В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины».
Учитывая тот факт, что на территории Советской Украины большинством населения примерно в равной пропорции использовались и украинский и русский языки, можно было надеяться, что государство обеспечит эволюционное изменение в соотношении знания и использования этих, в лингвистическом смысле родственных славянских языков, естественно, в пользу государственного. Однако языковая нетерпимость, проявлявшаяся во времена царизма в отношении украинского, с точностью до наоборот проявилась в отношении русского языка в годы независимости (возможно, за исключением Крыма).

Ввиду угрозы со стороны европейского фашизма в ходе убыстрённой индустриализации СССР руководством страны в 30-е годы была допущена стратегическая ошибка, заключающаяся в приоритетном выполнении финансовых и торговых обязательств перед зарубежными партнёрами за поставки промышленного оборудования. В стране два года подряд был неурожай. А значительная часть зерновых, в соответствии с договорами, была вывезена за рубеж. Это породило массовый голод, который особенно коснулся Казахской ССР и многих областей РСФСР. Однако в наибольшей степени эта трагедия затронула Украинскую ССР. Её республиканские руководители, даже видя массовую гибель сельского населения от голода, не осмелились на невыполнение нереальных, в тех условиях, и «спущенных сверху» объёмов сельхоззаготовок.

В первые же годы независимости на щит была поднята, и справедливо, тема Голодомора, национальной трагедии 1932-33 годов. Однако оборотный смысл этого понятия, трактуемый как сознательное уничтожение украинского народа, абсурден и провокационен. Абсурден потому, что никакой социальной и экономической «выгоды» сталинскому режиму он не мог бы принести, а провокационен, поскольку, естественно, вызывает ненависть ко всему «савецькому».

Наиболее острая по своему протестному резонансу – тема репрессий. Она также касалась всего народонаселения Советского Союза, но опять-таки с наибольшей остротой коснулась украинской интеллигенции довоенной и послевоенной поры. Плодотворный пласт деятелей театра, кино, литературы и других творческих профессий были покараны по надуманному и всеобъемлющему вердикту – «националист».

Всё это антигуманное наследие сталинизма является питательной почвой для нарождения и проявления в общественно-политической жизни Украины тех явлений, которые можно обозначить как «радикальный национал-экстремизм».

Недаром в заявлении Всемирного Форума русскоязычного еврейства говорится: «Мы хорошо помним, как всё начиналось в демократической Германии, когда колонны с зажженными факелами маршировали по улицам… Чем всё это закончилось – приходом к власти тоталитарной партии национал-социалистов…, Бабьим яром и печами Освенцима. Через 80 лет после января 1933 года – в январе 2013-го, мы снова видим марширующие колонны с горящими факелами. Вместо Унтер-дер-Линден – Крещатик, вместо призывов «Германия для немцев!» — речёвки «Украина для украинцев». Вместо лозунга «Ариизировать немецкий бизнес» — лозунг «Отобрать собственность у олигархов и врагов Украины».

Ситуация может развиваться в 2013 году по самым мрачным сценариям – особенно учитывая ухудшения экономической ситуации в стране и появившуюся в стенах Верховной Рады агрессивной группы их 37 депутатов от «Свободы»… Никто на Западе не будет иметь дело с этими любителями этнических чисток и учениками нацистских коллаборационистов».

Не имея достаточного исторического опыта строительства независимого государства, последовательно сменяемые президенты и правительства Украины выбрали печальный, к сожалению, путь агрессивно-хаотичной надстройки на прежнем социально-экономическом фундаменте социалистической республики, так называемых, рыночных отношений. Это, естественно, привело к недопустимо резкому имущественному размежеванию населения, появлению олигархических кланов, а также к тотальному коррупционному заражению чиновничества на всех уровнях власти.

Стихийным ответом на эти социальные извращения стал «Майдан 2004 года». Прагматичный компромисс, достигнутый противостоящими политическими силами, позволил тогда, не применяя силовых действий, войти в границы конституционного правопорядка. Поскольку, условно говоря, Восточное электоральное «поле» избирателей было в значительной мере привержено Партии регионов и Коммунистической партии Украины, то основная борьба между другими политическими силами сосредоточилась на, условно говоря, Западном избирательном «поле». Логика политической конкуренции на сузившемся пространстве заставляла партийных лидеров делать ставку на всё более национально-воинствующие программы и лозунги.

Получив представительство в украинском парламенте партия «Свобода» сразу же громогласно провозгласила цель — скорейшая «бандеризация» страны. Одним из первых внешних проявлений этой цели является организация факельных шествий сначала в Харькове, а затем в Киеве.

Дальнейшее разжигание антироссийских и ксенофобских истерий может лишь ещё больше отстрочить вхождение пока ещё демократической Украины в сообщество государств, объединённых в Европейский Союз.
В заключении, процитируем некоторые характерные высказывания новоявленного рупора партии «Свобода» одиозной Фарион :

«Истерия вокруг Степана Бандеры имеет два источника пульсации: внутреннее и внешнее. Внутреннее взращено сначала польскими, а потом российскими захватчиками, которые выжали украинскую душу и мутировали сознание украинцев в отступников и янычар – за это нация ещё долго и жёстко будет платить свою жертву и одна из них – по-советски взлелеянных дегенератов…

При такой власти процветает безликость, приспособничество, страх. Это лучшая почва для дегенератов – и их панический страх перед радикализмом интеллектуала, мыслителя, мстителя и воина Степана Бандеры. Их травленный ум, чёрная душа и покорёженный дух иррационально не воспринимает величия этой фигуры, смерть которой зовёт нацию к бессмертию.

Сейчас… несмотря на кажущуюся независимость, внутри государства имеем взлелеянную в советские времена антиукраинскую гидру во главе государства…

Дух Бандеры неистребим… Наши возможности безграничны».

На фоне подобных по-женски злобных инсинуаций не стоит забывать пророческий призыв чешского патриота Юлиуса Фучека: « Люди – будьте бдительны!»

Геннадий Бурлюк