ЗАМУТНЁННЫЙ РОДНИК

Я хожу темнее тучи,
А душа горит огнём:
Наш «великий и могучий”
Непонятней с каждым днём.
Зрю: на полосе газетной
(То же говорит экран)
«Толерантный”, «транспарентный” –
Может, это парень с репой?
И при чём тут Талейран?
Журналистов рать ретиво
Сей использует момент:
«Как же быть без креатива? –
Без него контента нет”.
Зря алмазы слов когда-то
Собирал в лукошко Даль:
Вытеснил их модератор
И, простите, мундиаль.
Если из бутылки бренди
Не отпить хотя бы треть,
То от бренда можно сбрендить,
А от тренда – затрындеть.
Выдаст менеджер лобастый
С мониторингом подсчёт:
Сколько «баксов” за год Басков
(Или «басков” Коля Баксов?)
Из «Шарманки” извлечёт.
А на вывески взгляните:
Супермаркеты кругом,
«Гранды”, «Плазы”, «Меги”, «Сити”–
Будто Лондон за окном.
Перед взором всё померкло:
Что за сленг теперь у нас?
Я от кастинга с ремейком
В транш впадаю… Или в транс?
Всюду лизинг стал желанным,
Драйвер прёт, что спасу нет:
«Айналайын, что с он-лайном?
Где же наш мент Алитет?”
Речь – родник, святыня, слава,
То, чем жив любой народ.
Но не сточная канава
И не мусоропровод